Следите за нами:

МОСКВА – КАУНАС: БАСКЕТБОЛЬНОЕ ПРОТИВОСТОЯНИЕ В ЛИЦАХ

21 марта
Соперничество Москвы и Каунаса на баскетбольной площадке имеет давнюю славную историю. В преддверии второго полуфинального раунда Кубка МСБЛ в Каунасе мы хотим вспомнить некоторых ее героев…
 
 

 
Раймундас Чивилис – его борода стала неотъемлемым атрибутом побед «зеленых» – внешне тихий спокойный невозмутимый работяга оставался в тени своих более звездных партнеров, но в нужный момент «взрывался»,  выходил на авансцену и принес «Жальгирису» немало побед.
 
Хейно Энден -  в 23 года стал чемпионом мира в составе сборной СССР, а в 24 – оказался в ЦСКА, где ему предстояло «отслужить в армии». Легконогий защитник тогда руководил атакой красно-синих, периодически разражаясь элегантными бросками с ведения и стремительными проходами под щит. Внес заметный вклад в исторические победы армейцев над «Жальгирисом».
 
Хейно Энден
 
Сергей Тараканов – один из лидеров того ЦСКА. Форвард практически без осечек бомбардировал кольцо «Жальгириса» и бежал так, что остановить его было практически невозможно.
 
Валерий Тихоненко – придя в ЦСКА по призыву, мгновенно вписался в коллектив, добавив армейцам огневой мощи и неуступчивости в единоборствах. Его фигура стала одним из символов тех финалов с «Жальгирисом». 
 
Валерий Тихоненко (слева) и Сергей Тараканов (справа)
 
Сергеюс Йовайша – один из трех мушкетеров каунасской команды: он идеально соответствовал образу Атоса, оставался немного на втором плане, а потом менял ход игры несколькими попаданиями и получал соответствующие прозвища от журналистов: «Мозговой центр», «Хитрый лис», «Длиннорукая бестия» и «Убийца фаворитов». Всегда оставался самым хладнокровным в команде и контролировал ситуацию от начала и до конца.
 
Владимир Ткаченко – самый колоритный игрок противостояния. Великан ростом 2,20 с суровым взглядом удачно контрастировал с образом его основного противника – улыбчивого весельчака Арвидаса Сабониса. Дуэль этой пары – двух лучших центровых Европы того времени – была центральной для исторического противостояния.
 
Римас Куртинайтис – один из самых известных противников советской системы и один из тех, кто напрямую ассоциировал баскетбольное противостояние с борьбой против армии и Союза. Мощи «сборной Союза», как порой называли ЦСКА, «Жальгирис»  противопоставлял не только юношеский азарт Сабониса, но и сбалансированную систему, построенную на отточенных действиях трио  – Хомичюса, Куртинайтиса и Йовайши, способных решить игру точными бросками и ажурными комбинациями.
 
Вальдемарас Хомичюс – казалось, не расставался с мячом 24 часа в сутки, и через эти постоянные тренировки вышел на очень высокий уровень. Неутомимый разыгрывающий  – мотор того «Жальгириса». Хомичюс был идеальным партнером для Сабониса, за счет дриблинга, быстроты и выдумки создавая для своего центрового наилучшую ситуацию. А его железный характер его лидером «зеленых» - даже крупно уступая в счете, Вальдемарас не сдавался и организовывал, казалось, самые безнадежные погони.
 
Арвидас Сабонис – пожалуй, главный символ того противостояния ЦСКА и «Жальгириса» 80-х. За этого время он прошел путь от худощавого паренька, получавшего локтями от Мышкина и Петракова, до главной звезды финала и лучшего баскетболиста Союза. Сабонис, не только великий баскетболист, но и великий актер, подарил и самый запоминающийся жест. Когда «Жальгирис» выигрывал овертайм финала 87-го со счетом 10:0 и оставались считанные секунды, он сделал какой-то волнообразный жест рукой. И потом объяснил, что показал, как победа улетела от ЦСКА вместе с гусями далеко на юг...
 
Легендарная литовская четверка (слева на право): Марчюленис, Куртинайтис, Сабонис, Хомичюс
 
Александр Волков – невозможно представить противостояние без этого форварда – первый представитель Советского союза в НБА – даже здесь умудрился выделяться какой-то бросающейся в глаза легкостью, граничащей с пижонством. Он взрывался проходами, которые сложно было соотнести с игроком таких габаритов, иногда запутывал сам себя, фантазируя в быстрых атаках, не всегда оправданно тянул одеяло на себя. Но все это делалось с таким задором, с такой естественностью, что по большой части даже самые рискованные задумки сходили ему с рук. 
 
 
 
Владас Гарастас и Александр Гомельский – наставники двух великих команд.